Договор дарения квартиры подписан иным лицом судебная практика

Содержание

Судебная практика по договорам дарения

Договор дарения, вне сомнений, входит в число самых распространенных правоотношений в современной цивилистике. Совершая его в повседневной жизни, граждане редко когда осознают, что передача подарка имеет довольно жесткую законодательную регламентацию, а отношения между сторонами — сложный и часто, спорный характер. В связи с этим, несоблюдение и игнорирование гражданского законодательства при совершении дарения, с большой долей вероятности, может привести к негативным для дарителя и одаряемого последствиям, самое распространенное из которых — оспаривание сделки в суде, итогом чего может стать признание недействительности дарения.

Оспаривание дарения в суде может совершаться заинтересованным лицом по довольно обширному перечню оснований — по причине притворности дарения (ст. 170 ГК), игнорирования существенных условий договора (ст. 432 ГК), несоблюдение требуемой формы (ст. 574 ГК), и т.п. В случае признания судом наличия хотя бы одного из них — наступление неблагоприятных юридических последствий (признание недействительности) для сторон сделки будет неизбежным.

В случае если некоторые разногласия и претензии относительно реализации договора дарения были выражены не от третьих заинтересованных лиц, а от стороны сделки еще до передачи подарка, то она вполне может реализовать свое право на расторжение договора в судебном порядке и прекратить дарительные правоотношения. У каждой из сторон на то есть общие (ст. 450 ГК) и специальные основания (ст. 573 ГК, ст. 577 ГК).

Кроме расторжения в одностороннем порядке, законом также предусмотрена процедура отмены дарения, которая направлена исключительно на защиту интересов дарителя. Отметим, что некоторые основания для отмены дарения могут быть применены как до, так и после передачи одаряемой стороне подарка (п. 1 ст. 578 ГК). Так, если имеют место основания, предусмотренные ст. 578 ГК, даритель имеет право в судебном порядке отменить дарение, что обяжет одаряемого вернуть все полученное по сделке или возместить его стоимость.

Судебная практика по договорам дарения довольно обширна. Ввиду этого, только подробный анализ оснований для той или иной процедуры в рамках судебного процесса, последствием которой будет прекращение дарительных правоотношений, позволит обобщить картину и выделить основные черты правоприменительной практики относительно оспаривания, отмены или расторжения договора дарения.

Наиболее распространенные основания для оспаривания договора дарения

Многообразие судебной практики по вопросу заключения и реализации дарения, прямо свидетельствует о довольно спорном характере возникающего между сторонами сделки правоотношения. Дабы уберечь читателя от тяжбы в судебных разбирательствах, более подробно рассмотрим типичные основания для оспаривания договоров дарения, их расторжения или отмены в рамках отечественного гражданского процесса.

Так, наиболее распространенным основанием для оспаривания дарения в суде, следует считать незаконность его положений, следствием чего может стать признание недействительности заключенного договора (ст. 168 ГК). Основанием для признания недействительности дарения может стать:

  1. Совершение мнимого или притворного дарения (ст. 170 ГК). Подобное дарение предполагает совершение сделки лишь для создания иллюзии ее совершения, без конкретных правовых последствий или для прикрытия какой-либо другой сделки. Такие нарушения закона часто совершаются в целях сокрытия имущества от третьих лиц, имеющих на него законные права, для уклонения от уплаты налогов и т.п. Отметим, что совершение притворной сделки исключает безвозмездность дарения.
  2. Нарушения в содержании договора. Так, договор дарения будет признан недействительным, если в договоре не будет конкретизирован предмет дарения (п. 2 ст. 572 ГК), будет указание на дарение после смерти дарителя (п. 3 ст. 572 ГК), не будет указания на намерение дарителя совершить дарение при его обещании и т.п.
  3. Отсутствие согласия супруга на дарение. Согласно ст. 35 СК, отчуждение совместного имущества супругов одним из них совершается по обоюдному согласию таких супругов, которое презюмируется (предполагается изначально). В случае его отсутствия, супруг имеет право оспорить такое дарение. В случае отчуждения совместного недвижимого имущества, требуется нотариально заверенное согласие супруга на дарение (п. 3 ст. 35 СК).
  4. Совершение дарения вопреки запретам и ограничениям. Положениями ст. 575 ГК определены субъекты, которыми и в отношении которых не может совершаться дарение. Нарушение этих запретов однозначно станет основанием для признания недействительности договора.
  5. Нарушение формы договора. Согласно ст. 574 ГК, большинство реальных договоров дарения может иметь устную форму, кроме исключений, установленных этой же статьей, требующих письменного оформления. Согласно п. 2 ст. 574 ГК, совершение договора, требующего письменного оформления устно, является причиной для признания его недействительности.

В качестве причин для расторжения дарения именно в судебном порядке, следует понимать общие основания для того. Так, каждая из сторон, согласно ст. 450 ГК, вправе требовать расторжения договора дарения в одностороннем порядке, в случае, если имеют место существенные нарушения сделки, которые влекут для стороны такой ущерб, который лишает ее того, на что она могла рассчитывать при заключении сделки. Кроме этого основания, другие общие причины также могут быть установлены договором.

Помимо этого, в целях защиты прав дарителя, он наделен правом отменить дарение в судебном порядке. Основания для этого предусмотрены в ст. 578 ГК, согласно которой, отмена дарения возможна, если:

  1. Со стороны одаряемого в отношении дарителя или его родственников были совершены противоправные действия — покушение на жизнь и нанесение телесных повреждений (п. 1 ст. 578 ГК).
  2. Существует угроза безвозвратной утраты подаренного имущества, вследствие безответственного отношения одаряемого к нему, при условии, что такое имущество имеет неимущественную ценность для дарителя (п. 2 ст. 578 ГК).
  3. Даритель переживет одаряемого и на это есть прямое указание в договоре (п. 4 ст. 578 ГК).
  4. Предусмотрено также специальное основание для отмены пожертвования — обособленной формы дарения. Так, оно может быть отменено, если переданное имущество используется не по установленному ранее назначению или нарушен порядок его изменения (п. 5 ст. 578 ГК).

Практика оспаривания притворных договоров дарения

Как известно, притворной считается сделка дарения, заключение которой было осуществлено для прикрытия любой другой сделки и намерений по ней, в попытке достигнуть незаконных целей, обойти нормативные запреты и ограничения и т.п.

Согласно п. 2 ст. 170 ГК, к сделке, которую стороны имели намерение прикрыть дарением, с учетом ее сущности, применяются нормы, которые ее регулируют. В случае ее действительности, суд может обязать стороны к заключению именно такой сделки.

Дарение вместо купли-продажи

Прикрытие сделки купли-продажи (ст. 454 ГК) дарением, является самым распространенным примером совершения притворной сделки. Мотивом такого прикрытия, чаще всего становится нежелание продавца уплачивать подоходный налог с полученной им прибыли.

В этих целях, дарителем в пользу одаряемого, совершается безвозмездное дарение какого-либо имущества, а средства, получаемые от прикрытой сделки, передаются дарителю на основании расписки, что исключает безвозмездность. Однако, такая притворная конструкция представляется вполне логичной, если сторонами выступают близкие родственники, которые освобождаются от подоходного налога при дарении. При отсутствии родства, такой налог придется уплачивать одаряемому.

Так, при обнаружении прикрытия дарением купли-продажи, любое заинтересованное в недействительности договора лицо, вправе инициировать судебное разбирательство для признания ее ничтожности. Для этого, такое лицо должно иметь охраняемый законом интерес в признании сделки незаконной, а также все необходимые доказательства притворности — расписки, вещественные доказательства, показания свидетелей и любые другие документальные подтверждения возмездности.

Дарение вместо ренты

Не менее распространенным примером притворной сделки является прикрытие дарением договора ренты (ст. 583 ГК). Как правило, такая притворность имеет место либо по причине правовой неграмотности сторон сделки, внесших характерные для ренты условия в договор дарения, либо ввиду недобросовестных намерений одаряемого, по отношению к типичному для такой сделки, его пожилому родственнику.

В качестве стандартных для такой притворной сделки условий, следует считать внесение в договор дарения условий о пожизненном содержании дарителя, регулярном предоставлении ему денежных средств (ренты), пожизненном проживании в подаренной им недвижимости и т.п. Такие условия являются встречным обязательством одаряемого, которые нарушают безвозмездность и делают дарение притворным.

Отметим, что дарение и рента отличаются не только возмездностью, но и моментом перехода права собственности — в договоре ренты он определяется смертью лица, отчуждающего имущество, в то время как в дарении — после передачи подарка или его регистрации. Это дает дарителю право расторгнуть договор дарения, так как он не понимал сути заключенной сделки, учитывая также и то, что она является притворной.

Правом оспорить сделку на основании вышесказанного наделены и другие заинтересованные в том лица — чаще всего это наследники и родственники дарителя.

Оспаривание дарения при долевой собственности

Как известно, разделение конкретного имущества и выделение долей каждого из собственников, предполагает особый режим владения и отчуждения такой общей совместной собственности. Так, согласно п. 2 ст. 576 ГК, дарение имущества, находящегося в совместной собственности, следует считать законным, только в случае, если на такое отчуждение дано согласие всех его сособственников и обязательно учтен порядок отчуждения, предусмотренный ст. 253 ГК.

Учет согласия сособственников на совершение одним из них дарения, кроме исключительных случаев, следует считать не более чем формальностью. Так, согласно п. 2 ст. 253 ГК, такое согласие изначально презюмируется (предполагается), если иное не предусмотрено соглашением между такими сособственниками.

Исключение из указанного правила составляют сделки по отчуждению недвижимого имущества, находящегося в совместной собственности супругов. Согласно п. 3 ст. 35 СК, дарение недвижимого имущества, находящегося в совместной собственности супругов возможно одним из них, только при наличии нотариально удостоверенного согласия на то другого супруга. В случае отсутствия такого согласия, сделка может быть оспорена в судебном порядке по инициативе супруга, не давшего на то нотариально заверенного согласия.

Что касается оспаривания дарения любого другого совместного имущества, то основания для этого предусмотрены п. 3 ст. 253 ГК. Согласно ей, такой возможностью наделены все сособственники переданного по договору дарения имущества, в случае, если сособственник, выступающий дарителем, был лишен права на отчуждение совместного имущества, а одаряемый заведомо знал об этом.

По прошествии двух дней после подачи М. заявления о госрегистрации недвижимости, гражданка С. узнала о намерениях мужа. Будучи юристом, она знала, что для действительности такого дарения, М. должен был получить ее согласие на отчуждение квартиры. Поскольку такое согласие получено не было, следовало считать договор недействительным, для признания чего С. и подала иск в суд с соответствующими требованиями. Однако, к моменту назначения предварительного заседания по указанному иску, М. получил по почте постановление государственного регистратора отдела Росреестра, согласно которому в регистрации прав ему было отказано, как раз по причине отсутствия нотариально заверенного согласия жены.

Читайте также:  Можно ли вернуть продукты питания в магазин надлежащего качества

Несмотря на невозможность наступления юридических последствий по такому договору, суд все равно состоялся. В рамках него, требования С. были удовлетворены и на основании ст. 168 ГК, договор дарения квартиры между М. и его дочерью был признан недействительным.

Оспаривание договора дарения недвижимости, регистрация которого была завершена после смерти дарителя

Согласно ст. 131 ГК РФ, передача прав на объект недвижимости по любой из допустимых гражданских сделок, требует от сторон такой сделки проведения государственной регистрации. Согласно ст. 433 ГК, п. 3 ст. 574 ГК договора дарения недвижимости, заключенные до 1 марта 2013 года, следует считать заключенными с момента их регистрации. Договоры заключенные после указанной даты, считаются таковыми с момента их подписания, так как обязательность их регистрации отменена. В то же время переход права собственности на недвижимость осуществляется только после проведения ее государственной регистрации (п. 2 ст. 223 ГК).

Исходя из вышесказанного, на момент подачи заявления о регистрации прав на недвижимость в регистрационный орган по договору, заключенному после 01.03.2013 г., правоотношения сторон, в том числе и обязательства дарителя уже следует считать возникшими, даже несмотря на то, что переход права собственности осуществляется только после ее проведения.

Таким образом, смерть дарителя после заключения договора дарения недвижимости, но до завершения ее регистрации, не может лишить одаряемого возможности защитить свои имущественные права. Однако, как показывает судебная практика, многие наследники таких умерших дарителей, не согласны с таким выводом и считают, что до перехода прав на недвижимость к одаряемому, в случае смерти дарителя, такая недвижимость может быть включена в наследственную массу, посредством оспаривания дарения.

Несмотря на это, отечественное законодательство не содержит указания на возможность оспаривания дарения и признания его недействительности в случае, если регистрация уже совершенного договора была закончена после смерти дарителя. А кроме того исходя из норм ст. 1112 ГК, в случае смерти дарителя после заключения договора дарения, все его имущественные обязательства переходят к наследникам.

Таким образом, даже в случае смерти дарителя до подачи заявления о госрегистрации, обязанностью такой регистрации будут обременены его наследники. В случае если такие наследники прямо уклоняются от проведения государственной регистрации, согласно п. 2 ст. 165 ГК, она может быть проведена одаряемой стороной по решению суда.

На основании вышесказанного, оспорить дарение недвижимости по причине смерти дарителя до проведения госрегистрации, по нашему мнению, невозможно, так как еще при жизни, им была выражена воля на отчуждение принадлежащего ему имущества.

Договор дарения квартиры подписан иным лицом судебная практика

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения о заключении, исполнении и расторжении договоров дарения

I. Основные положения о заключении, исполнении и расторжении договоров дарения

Согласно пункту 1 статьи 572 Гражданского кодекса РФ по договору дарения даритель безвозмездно передает или обязуется передать одаряемому вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу, либо освобождает или обязуется освободить его от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

Из данной нормы закона следует, что наличие возмездных начал в договорном обязательстве исключает признание соответствующего договора договором дарения. Таким образом, квалифицирующим признаком дарения является согласно пункту 1 статьи 572 ГК РФ его безвозмездность.

Существенным условием договора является его предмет, то есть вещь, передаваемая дарителем одаряемому в собственность, либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу, либо освобождение одаряемого от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

При заключении договора дарения следует исходить из следующих его особенностей:

1. Дарение, сопровождаемое передачей дара одаряемому, может быть совершено устно (пункт 1 статьи 574 ГК РФ), за исключением следующих случаев: договор дарения движимого имущества должен быть совершен в письменной форме в случае, когда дарителем является юридическое лицо и стоимость дара превышает три тысячи рублей, а также в случае, когда договор содержит обещание дарения в будущем (пункт 2 статьи 574 ГК РФ). А договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации (пункт 3 статьи 574 ГК РФ). Необходимо учитывать, что в соответствии с последними изменениями законодательства правило о государственной регистрации договора дарения недвижимого имущества не подлежит применению к договорам, заключаемым после 01.03.2013 (части 1, 8 статьи 2 Федерального закона от 30.12.2012 N 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

2. Не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч рублей (пункт 1 статьи 575 ГК РФ):

— от имени малолетних и граждан, признанных недееспособными, их законными представителями;

— работникам образовательных организаций, медицинских организаций, организаций, оказывающих социальные услуги, и аналогичных организаций, в том числе организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, гражданами, находящимися в них на лечении, содержании или воспитании, супругами и родственниками этих граждан;

— лицам, замещающим государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, муниципальные должности, государственным служащим, муниципальным служащим, служащим Банка России в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей;

— в отношениях между коммерческими организациями.

3. Дарение вещи или права в общеполезных целях признается пожертвованием (статья 582 ГК РФ).

ВАС РФ не сформировано единого обобщающего обзора по спорным вопросам при заключении, исполнении и расторжении договоров дарения, однако некоторые особенности данного вида договоров, а также вопросы правовой квалификации отношений сторон как дарение отражены в следующих документах:

— Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации»;

— Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств».

Кроме того, Президиумом ВАС РФ в ряде Постановлений сформулированы правовые позиции в отношении договоров дарения, которыми судам нижестоящих инстанций следует руководствоваться при вынесении решений:

— безвозмездная сделка по передаче имущества от дочернего общества к основному обществу (коммерческой организации) должна быть квалифицирована как дарение, поэтому является ничтожной и не порождает каких-либо последствий для ее сторон в связи с невозможностью осуществления дарения в отношениях между коммерческими организациями, что следует из подпункта 4 пункта 1 статьи 575 ГК РФ (Постановление Президиума ВАС РФ от 04.12.2012 N 8989/12 по делу N А28-5775/2011-223/12);

— обязательным признаком договора дарения должно служить вытекающее из соглашения очевидное намерение передать имущество, право в качестве дара (Постановление Президиума ВАС РФ от 25.04.2006 N 13952/05 по делу N А24-554,555/03-11);

— при отсутствии доказательств наличия воли сторон на передачу имущества без какого-либо встречного предоставления сделка по передаче имущества признается возмездной (Постановление Президиума ВАС РФ от 08.09.2009 N 5477/09 по делу N А19-5536/08-10);

— отсутствие в соглашении какого-либо встречного предоставления не позволяет квалифицировать отношения сторон как дарение, такой договор не соответствует положениям подпункта 4 части 1 статьи 575 ГК РФ (Постановление Президиума ВАС РФ от 27.07.2010 N 1637/09 по делу N А08-3498/07-12-28).

Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорным вопросам при заключении, исполнении и расторжении договоров дарения, а именно:

— признание договора незаключенным или недействительным;

-отмена и ограничения договора дарения;

— неисполнение обязанностей по договору дарения;

— ненадлежащее исполнение обязанностей по договору дарения;

— споры о расторжении договора дарения;

— иные вопросы.

II. Выводы судов по спорным вопросам при заключении, исполнении и расторжении договоров дарения

1. Признание договора незаключенным или недействительным

1. Признание договора незаключенным или недействительным

1.1. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 12.03.2014 по делу N А43-16119/2011

Исковые требования:

Конкурсный управляющий ООО «МАРЭМ + Волжские электрические сети» (организации-должника) обратился в суд с требованием о признании недействительной сделки по перечислению 3800000 рублей с расчетного счета организации-должника ЗАО «МАРЭМ+» (контрагенту должника) в качестве безвозмездной финансовой помощи.

Решение суда:

Суд удовлетворил исковые требования.

Позиция суда:

Суд установил, что оспариваемая сделка содержит условия, характерные для договора дарения: указание на безвозмездность передачи имущества (пункт 1 статьи 562 ГК РФ), возможность отказа одаряемого от передачи дара (пункт 1 статьи 573 ГК РФ), а также принял во внимание отсутствие в материалах дела документов, свидетельствующих об иных основаниях перечисления денежных средств ЗАО «МАРЭМ+» (контрагенту должника), нежели указано в платежном документе (в качестве безвозмездной финансовой помощи).

Таким образом, перечисление ЗАО «МАРЭМ+» 3800000 рублей является недействительной сделкой в силу подпункта 4 пункта 1 статьи 575 ГК РФ, запрещающего дарение в отношениях между коммерческими организациями.

1.2. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 16.07.2013 по делу N А19-17256/2012

Исковые требования:

ООО УК «Уютный дом» (новый должник) обратилось в суд к ОАО «Западное управление жилищно-коммунальными системами» (прежнему должнику) с требованиями о признании недействительным заключенного между сторонами спора соглашения на перевод долга в связи с несоответствием его, по мнению истца, пункту 4 статьи 575 ГК РФ.

Решение суда:

В удовлетворении исковых требований отказано.

Позиция суда:

Отметив, что обязательным признаком договора дарения является очевидное намерение освободить сторону от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом, суд обратил внимание, что из содержания соглашения на перевод долга не следует, что оно носит безвозмездный характер, фактически между сторонами состоялась замена лица в обязательстве по поставке ресурса и оплате за оказанные услуги, следовательно, заключенное соглашение на перевод долга не может быть признано недействительным (ничтожным) по заявленным истцом (ООО УК «Уютный дом») основаниям.

Исковые требования:

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) крестьянского (фермерского) хозяйства Самойловой Л.Н. (должника) конкурсный управляющий имуществом должника обратился в суд с требованием о признании недействительным и применении последствий недействительности договора дарения, заключенного должником (дарителем) с физическим лицом (одаряемым).

Решение суда:

Исковые требования удовлетворены.

Позиция суда:

Суд установил, что договор дарения заключен за девять месяцев до даты принятия арбитражным судом заявления о признании должника (дарителя) банкротом; оспариваемая сделка совершена безвозмездно в отношении одаряемого, являющегося заинтересованным лицом.

Исследовав и оценив представленные доказательства, суд пришел к выводу о том, что указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что договор дарения совершен в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, другая сторона сделки знала об этой цели. Таким образом, конкурсным управляющим доказана вся совокупность обстоятельств, необходимых для признания спорного договора недействительным, по правилам пункта 2 статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

1.4. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 12.11.2013 по делу N А46-30106/2012 (Определением ВАС РФ от 26.03.2014 N ВАС-2780/14 отказано в передаче дела N А46-30106/2012 в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора данного постановления)

Исковые требования:

Филимендикова Т.С. (акционер ЗАО «Фирма «РЕЗЕРВ») обратилась в суд к Сухареву В.А. (акционеру ЗАО «Фирма «РЕЗЕРВ», дарителю), Степанову Д.Б. (одаряемому) с требованиями (с учетом уточнения предмета иска) о признании недействительным договора дарения акций ЗАО «Фирма «РЕЗЕРВ» как прикрывающего сделку купли-продажи и применении последствий недействительности ничтожной сделки путем перевода на истца прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи указанных акций.

Решение суда:

В удовлетворении исковых требований отказано.

Позиция суда:

По мнению суда, с учетом положений статьи 572, пункта 2 статьи 170 ГК РФ, а также правовой позиции, изложенной в подпункте 8 пункта 14 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 N 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах», истец (акционер ЗАО «Фирма «РЕЗЕРВ») не доказал обстоятельства, входящие в предмет доказывания по рассматриваемому иску, а именно наличие прикрывающей договор купли-продажи акций сделки и направленность оспариваемого договора на достижение иных правовых последствий, чем правовые последствия дарения акций.

Читайте также:  Как иностранцу получить разрешение на работу если он учится в вузе

Ссылка на отсутствие родственных связей между дарителем и одаряемым, материальное положение дарителя, поведение сторон после их совершения, стоимость акций не позволяют сделать однозначный вывод о притворности волеизъявления дарителя передать в дар одаряемому принадлежащие ему акции ЗАО «Фирма «РЕЗЕРВ».

1.5. Постановление ФАС Московского округа от 30.12.2013 N Ф05-16383/2013 по делу N А41-19157/2013

Исковые требования:

Зотов В.В. (учредитель ООО «БЕРЕЗКА-ВОДНИКИ») обратился в суд к Бузетти К.Д. (учредителю ООО «БЕРЕЗКА-ВОДНИКИ», дарителю) и Шилько Д.Ю. (одаряемому) с требованиями о признании недействительным заключенного между ответчиками договора дарения доли в уставном капитале ООО «БЕРЕЗКА-ВОДНИКИ» как носящего возмездный характер, и о применении последствий недействительной сделки путем возврата Бузетти К.Д. от Шилько Д.Ю. доли в уставном капитале ООО «БЕРЕЗКА-ВОДНИКИ».

Решение суда:

В удовлетворении исковых требований отказано.

Доступ к полной версии этого документа ограничен

Ознакомиться с документом вы можете, заказав бесплатную демонстрацию систем «Кодекс» и «Техэксперт» или купите этот документ прямо сейчас всего за 49 руб.

Как признать недействительным договор дарения

Договор дарения является гражданско-правовой сделкой, поэтому порядок её заключения, исполнения, отмены или признания недействительной регулируется гражданским законодательством. Так вот о том, как признать договор дарения недействительным и расскажет наша новая статья.

Вообще признать недействительность договора дарения можно только в судебном порядке. Однако для этого, как минимум, надо выиграть сам процесс, а это является сложной задачей. Ведь если изучить судебную практику, то можно прийти к печальному выводу — в 2/3 случаев судьи стандартно отказывают истцам в удовлетворении требований.

И дело здесь не в общей политике судебной системы по данному вопросу, а в том, что, требуя признать сделку недействительной, заявитель (а чаще всего его представитель) не удосуживается собрать все доказательства и опирается в основном на голословные утверждения.

Поэтому, приступая к подготовке заявления, прежде всего, следует выявить признаки недействительности конкретного соглашения. Сделать это довольно просто, если обратиться к ГК РФ. При этом не надо путать недействительность с отменой дарения. Недействительность изначально основывается на правовой, так сказать, «ущербности» сделки. Таковой ее делают юридические изъяны, нарушения закона, а также воли дарителя, которые изначально присущи подобному договору. А вот отменен может быть и юридически чистый договор, не имеющий видимых правовых недостатков. Об этом мы еще поговорим ниже. Пока же вернемся к проблеме недействительности.

Кодекс знает несколько оснований для признания сделки (и не только дарения) недействительной. Так, суд признает соглашение недействительным, когда оно нарушает закон (ст.168), прикрывает собой другое реальное соглашение (ст.170), заключено под влиянием обмана, заблуждения или с применением угрозы либо физического насилия (ст.ст. 178 и 179), совершено недееспособным или ограниченно дееспособным человеком (ст.171 и 176), а также по другим основаниям, указанным в ГК РФ.

Анализируя действия сторон и соотнося их гипотезой и диспозицией норм, в большинстве случаев можно установить основания для расторжения договора. Далее следует собрать доказательства и выявить возможных свидетелей. По ряду дел это просто необходимо. Например, даритель на момент подписания соглашения был признан недееспособным. В этом случае следует предоставить судебное решение о признании человека недееспособным и соответствующие справки из лечебного учреждения. Или, например, одаряемый не выполняет свои обязанности по уходу за пенсионером, отписавшим ему свою квартиру. В данной ситуации необходимо выявить свидетелей — соседей, собрать квитанции, подтверждающие, что бывший хозяин по-прежнему оплачивает коммунальные услуги и лекарства, а сделка по своему существу является мнимой и так далее. Вообще у каждого дела есть свои нюансы, которые надо учитывать.

На следующем этапе готовится иск, комплектуется пакет документов и все материалы направляются в суд. В ходе процесса, представитель (или сам даритель) заявляет ходатайства (например, о назначении судебно-медицинской или почерковедческой экспертизы) о вызове свидетелей в суд, о приобщении к делу документов. Если аргументация и доказательства не вызывают сомнений или вопросов, то судья признает договор недействительным и прекратит право собственности нового владельца.

А теперь давайте рассмотрим наиболее типичные примеры подобных дел.

Признание дарителя в том состоянии, когда он не понимал смысл совершаемых им действий или не мог руководить ими

Это одна из самых распространённых причин для объявления договора недействительным. Гражданин считается дееспособным, но в силу различных болезней (чаще всего это какое-нибудь психическое расстройство) он не понимает значение своих действий и не может руководить ими. Например, пожилой человек страдает шизофреноподобными бредовыми расстройствами, дискуляторной энцефалопатией и церебросклерозом. В этом состоянии он подписывает договор дарения квартиры. Адвокат, в ходе процесса, заявляет ходатайство о проведении экспертизы. При этом он опирается на справки из лечебного учреждения, а также показания свидетелей и сиделок. И если судебно- медицинская психиатрическая экспертиза подтвердит этот факт, то договор однозначно будет признан недействительным (Решение Кировского районного суда Ставропольского края по делу № 2-83/2017 от 11.10.2017 года).

Фиктивное «дарение» имущества, нажитого в браке одним из супругов

Представьте ситуацию. Супруги, находящиеся в браке, приобрели квартиру или дом, затем отношения между ними испортились, и они решили развестись. И в этот период одна из сторон, на которую записана недвижимость, изымает из состава совместно нажитого имущества спорный объект. Для этого владелец, зафиксированный в ЕГРН «дарит» квартиру или дом третьему лицу (знакомому либо родственнику). Формально недвижимость после регистрации сделки выходит из состава совместно нажитого имущества. Признать подобный договор недействительным можно только в судебном порядке. Как правило, аргументы заявителя в этом случае стандартны: сделка недействительна потому, что недвижимость была приобретена в период брака, а ответчик не получил нотариальное согласие истца на дарение объекта (Решение Изобильненского районного суда по делу № 2-745/2017 от 12.10.2017 года).

Заключение договора дарения недееспособным лицом

Подобные дела, касающиеся дарения, встречаются в судебной практике крайне редко. Люди наслышаны о последствиях таких сделок с недвижимостью. О них много писали раньше в СМИ, а истории показывали по телевидению в программе «Человек и Закон». Опекуны — аферисты «подводят» к жертве- покупателю недееспособного владельца недвижимости, и он подписывает договор купли- продажи. Затем, когда мошенники получают деньги они обжалуют сделку в суде и признают её недействительной. Потерпевший оказывается без денег и квартиры.

Однако при заключении договора дарения подобная афера является бессмысленной, ведь одаряемый не передаёт денег дарителю. Поэтому чаще всего подобные ситуации возникают вследствие злого умысла самого одаряемого, который надеется, что все пройдет без проблем, или простого стечения обстоятельств, когда даритель временно «выходит» из-под контроля опекуна. Бывает и такое. Недееспособный человек заключает договор в пользу третьего лица, а затем опекун через суд признает сделку недействительной (Решение Набережночелнинского городского суда республики Татарстан по делу № 2- 5872/2017 от 25.05.2017 года). Это, пожалуй, самый просто вариант для признания дарения недействительным. В качестве основного доказательства здесь фигурирует судебное решение о признании человека недееспособным и назначении ему опекуна.

Договор, нарушающий требования закона либо иного правового акта

Иногда встречаются ситуации, когда договор дарения нарушает закон. Например, женщина получила материнский капитал и вложила его в покупку квартиры. По закону она обязана прописать в ней детей, супруга и оформить общедолевую собственность. Однако она поступает по-другому. Мать оформляет микродоли на детей, а 2/3 «дарит» подруге у которой когда-то брала деньги в долг. Подобная сделка явно противоречит закону и правилам распоряжения маткапиталом. В этом случае суд всегда признает договор дарения недействительным (Решение Курганского городского суда Курганской области по делу № 2-9093/2017 от 11.10.2017 года). Для достижения нужного результата адвокат в данной ситуации опирался на положения закона о выплате материнского капитала, выписку из ЕГРН, а также на документы, подтверждавшие факт получения маткапитала.

Мнимость договора дарения

В данном случае договор дарения прикрывает собой другую сделку. Чаще всего договор купли-продажи, ренты или обмена недвижимости. В реальности стороны передают друг другу деньги по расписке, ключи от дома (квартиры), фактически обмениваются недвижимостью или заключают договор о пожизненном содержании с иждивением. Однако на бумаге они подписывают договор о передаче в дар жилья и направляют эти документы в Росреестр для внесения в ЕГРН. Впоследствии, контрагент недовольный соглашением (не получивший деньги, услуги или имущество) подает заявление в судебную инстанцию и требует объявить договор недействительным. И если его доводы подкрепляются доказательствами (расписка, акт приема-передачи, реальный договор, квитанции об оплате налогов и коммунальных услуг и так далее), то суд признает дарение недействительным (Решение Советского райсуда г. Уфы республики Башкортостан по делу № 2-307/2016 от 11.04.2016 года).

Договор дарения, совершенный под влиянием заблуждения

Это, пожалуй, самая многочисленная категория дел. Стороны заблуждаются относительно предмета, природы или в отношении обстоятельств совершения сделки. Причем заблуждаться может, как даритель, так и одаряемый. Чаще всего это касается договора дарения квартиры пенсионерами и одинокими людьми. Даритель передает третьему лицу недвижимость, думая, что подписывает договор ренты, а контрагент будет заботиться о нём до самой смерти. Однако в результате оказывается, что одаряемый просто воспользовался неграмотностью контрагента и ввел его в заблуждение.

Но бывает и так, что и сам одаряемый не понимает до конца смысла договора и того, что от него требует даритель. А тут получается, что за квартиру надо вносить коммунальные платежи, да и содержание дарителя является очень затратным делом. Кстати в этом случае появляется и второе основание для признания соглашения недействительным — его мнимость. Ведь фактически дарение просто прикрывает ренту. Не более того.

В подобных случаях спор оказывается в суде, который и расторгает договор (Решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга по делу № 2-6545/2017 от 12.10.2017 года).

Заключение договора под воздействием насилия, обмана или угрозы

Это основание для признания фиктивности соглашения зачастую связано с криминальным характером самой сделки. Обычно, потерпевшими становятся пенсионеры, инвалиды или просто одинокие беспомощные люди. Преступники выбирают жертву, являющуюся собственником жилья (обычно это квартира или дом), входят в доверие к человеку, отбирают у него документы, лишают собственника свободы, а затем под угрозой (или вообще с применением) психического или физического насилия заставляют оформить квартиру на подставное лицо.

Преступное деяние вскрывается, когда на помощь потерпевшему приходят родственники или соседи. Либо полиция, расследуя какое-либо дело раскрывает аферу. В этом случае в порядке гражданского судопроизводства дарение признаётся фиктивным, а имущество истребуется из чужого незаконного владения (Решение Люберецкого городского суда Московской области по делу № 2- 321/2014 от 07.11.2014 года).

Отмена договора

От признания соглашения недействительным следует отличать его отмену. Отменяется, как правило, чистый с юридической точки зрения договор. Исключение составляет сделка, заключенная юрлицом или ИП в преддверии банкротства, когда будущий банкрот переводит активы на третье лицо.

В остальных случаях причиной для отмены являются покушение на жизнь или здоровье дарителя, или даже его убийство, а также небрежное обращение с подаренной вещью. Скажем честно, смерть дарителя от руки одаряемого происходит крайне редко. В основном она присутствует в детективных романах и кинофильмах. А вот причинение дарителю побоев иногда встречается и в реальной жизни. Например, мать подарила дочери квартиру, а та, через несколько лет, начала избивать мать и вести антисоциальный образ жизни. При подтверждении данных фактов справками из МВД суд может отменить договор и вообще выписать из помещения бывшего одаряемого (Решение Головинского районного суда г. Москвы по делу № 2-524/2013 от 08.02.2013 года).

Краткие выводы

Итак, договор дарения можно признать недействительным в судебном порядке, однако дело это далеко не простое. Сложности начинаются уже в момент выявления оснований недействительности сделки. Зачастую они просто пересекаются и накладываются друг на друга. Например, договор может быть мнимым и одновременно заключённым под воздействием заблуждения. А отсюда возникает частая путаница по предмету требований. Ну и наконец, заявители иногда требуют отменить соглашение о дарении вместо того, чтобы признать его недействительным.

Читайте также:  Обязельно ли делать приказ о выплате дивидендов

Все это автоматически приводит к ошибкам в заявлении. Так, многие судебные акты содержат указания, на то, что истец неоднократно уточнял предмет иска. Это ярко говорит нам о сложностях, которые испытывают заявители уже на первой стадии процесса.

В свою очередь ошибки в предмете ведут к изначально неверной позиции в суде. Представители дарителя уже в ходе заседания начинают судорожно исправлять ситуацию, приводить скороспелые доводы и аргументы, ошибаться, заявлять новые ходатайства. А это почти всегда не нравится судьям. Поэтому мы рекомендуем для признания договора дарения недействительным сразу же обращаться за помощью к профессионалам, которые имеют богатый опыт ведения в судах подобных дел.

Когда дарственная бесполезна

О сути же своей проблемы гражданка рассказала уже в суде. Из ее повествования стало известно, что еще в 2005 году между ней и ее родственницей был подписан договор дарения. То есть тринадцать лет назад нашей даме родственница безвозмездно отписала часть квартиры. Но сейчас, пожаловалась истица, дарительница «уклоняется от регистрации перехода права собственности в добровольном порядке».

Центральный районный суд Волгограда в иске о регистрации договора дарения нашей героине отказал.

Спустя три месяца Cудебная коллегия по гражданским делам областного суда подтвердила правильность решения районных коллег.

Недовольной истице пришлось идти дальше — в Верховный суд страны.

Там проверили материалы дела, обсудили доводы кассационной жалобы и решили, что гражданке местные суды отказали неправильно. И к ее аргументам стоит прислушаться.

Сначала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ напомнила коллегам про Гражданский процессуальный кодекс РФ.

В нем есть 387-я статья. В ней говорится, что основанием для отмены или изменения судебных решений в кассационном порядке является «существенное нарушение норм материального или процессуального права», которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможно восстановить законность и защитить нарушенные права и свободы. А такие нарушения, по мнению высокого суда и сделали местные суды.

В другой статье того же Гражданского процессуального кодекса — 390-й — сказано следующее.

Что суд, рассматривающий дело в кассационном порядке, проверяет правильность применения и толкования норм закона нижестоящими коллегами. И «в интересах законности» этот суд «вправе выйти за пределы доводов кассационной жалобы».

О том же самом — о «праве выйти за пределы жалобы в интересах законности» — сказано и в постановлении пленума Верховного суда (от 11 декабря 2012 года N 29).

Высокая судебная инстанция растолковала, что она понимает под словами «об интересах законности и праве суда выйти за пределы доводов кассационной жалобы» .

По разъяснению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ под этими словами она понимает необходимость обеспечить правильное применение норм закона по тому делу, которое он изучает.

Все эти разъяснения про выходы за пределы доводов жалобы понадобились Верховному суду исключительно для того, чтобы растолковать, какие «существенные нарушения правовых норм» были сделаны как районным, так и областным судами, когда они рассматривали иск жительницы Волгограда к своей родственнице.

Вот главное, что подчеркнул высокий суд: по Гражданскому процессуальному кодексу суд не имеет права самостоятельно изменить предмет или основание иска. Суд может принимать решение только по заявленным требованиям и выйти за их пределы только в тех случаях, тогда, когда это разрешено законом.

Напомним, что наша героиня получила от родственницы красивую бумагу, которая называется дарственной. Гражданка была уверена, что с таким документом она стала обладательницей одной трети в квартире. Но так сложилась жизнь, что дальше написания дарственной родственница не пошла. Тогда, спустя годы с этим документом истица отправилась в суд. Она очень хотела, чтобы заманчивые обещания на бумаге превратились наконец в реальность.

В нашем случае, как подчеркнула Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, гражданка, именуя обращение в суд исковым заявлением о регистрации договора дарения, тем не менее просила произвести регистрацию перехода права собственности на недвижимое имущество.

Верховный суд обратил внимание коллег на то, что в процессе рассмотрения этого гражданского дела исковые требования не менялись, не уточнялись и не дополнялись.

Районный суд, когда отказал истице, сослался на разъяснение, данное в постановлении пленумов Верховного и Высшего арбитражного судов (N10/22 от 29 апреля 2010 года). Там речь шла о судебной практике по защите прав собственности. И было сказано следующее — «сторона сделки не имеет права на удовлетворение иска о признании права, основанного на этой сделке, так как соответствующая сделка до ее регистрации не считается заключенной либо действительной в случаях, установленных законом».

Между тем этот же районный суд признал рассматриваемый иск как иск о регистрации договора дарения и своим решением отказал именно в иске о регистрации договора дарения.

Второй суд, областной, тоже признал этот иск иском о регистрации договора дарения, но, описывая его, назвал предъявленные претензии требованием о регистрации перехода прав собственности. Однако при этом он оставил в силе решение районного суда — отказать в регистрации договора дарения.

Теперь разъясним оба решения, точнее переведем их с юридического на обывательский язык.

Проще говоря, случился очень интересный юридический казус — местные суды приняли решение не по тем требованиям, что были предъявлены нашим истцом.

По предъявленным же гражданкой исковым требованиям суды первой и второй инстанций, то есть районный и областной вообще не приняли никакого решения.

В итоге, как указала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, требования о регистрации договора дарения и регистрации перехода прав собственности на недвижимое имущество имеют разные основания и требуют установления разных обстоятельств дела. Именно поэтому Верховному суду пришлось не только объяснить, что произошло, но и оба решения местных судов отменить.

Верховный суд отправил дело о дарственной назад и велел пересмотреть спор по новой, но с учетом своих разъяснений.

Когда дарственная бесполезна

О сути же своей проблемы гражданка рассказала уже в суде. Из ее повествования стало известно, что еще в 2005 году между ней и ее родственницей был подписан договор дарения. То есть тринадцать лет назад нашей даме родственница безвозмездно отписала часть квартиры. Но сейчас, пожаловалась истица, дарительница «уклоняется от регистрации перехода права собственности в добровольном порядке».

Центральный районный суд Волгограда в иске о регистрации договора дарения нашей героине отказал.

Спустя три месяца Cудебная коллегия по гражданским делам областного суда подтвердила правильность решения районных коллег.

Недовольной истице пришлось идти дальше — в Верховный суд страны.

Там проверили материалы дела, обсудили доводы кассационной жалобы и решили, что гражданке местные суды отказали неправильно. И к ее аргументам стоит прислушаться.

Сначала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ напомнила коллегам про Гражданский процессуальный кодекс РФ.

В нем есть 387-я статья. В ней говорится, что основанием для отмены или изменения судебных решений в кассационном порядке является «существенное нарушение норм материального или процессуального права», которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможно восстановить законность и защитить нарушенные права и свободы. А такие нарушения, по мнению высокого суда и сделали местные суды.

В другой статье того же Гражданского процессуального кодекса — 390-й — сказано следующее.

Что суд, рассматривающий дело в кассационном порядке, проверяет правильность применения и толкования норм закона нижестоящими коллегами. И «в интересах законности» этот суд «вправе выйти за пределы доводов кассационной жалобы».

О том же самом — о «праве выйти за пределы жалобы в интересах законности» — сказано и в постановлении пленума Верховного суда (от 11 декабря 2012 года N 29).

Высокая судебная инстанция растолковала, что она понимает под словами «об интересах законности и праве суда выйти за пределы доводов кассационной жалобы» .

По разъяснению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ под этими словами она понимает необходимость обеспечить правильное применение норм закона по тому делу, которое он изучает.

Все эти разъяснения про выходы за пределы доводов жалобы понадобились Верховному суду исключительно для того, чтобы растолковать, какие «существенные нарушения правовых норм» были сделаны как районным, так и областным судами, когда они рассматривали иск жительницы Волгограда к своей родственнице.

Вот главное, что подчеркнул высокий суд: по Гражданскому процессуальному кодексу суд не имеет права самостоятельно изменить предмет или основание иска. Суд может принимать решение только по заявленным требованиям и выйти за их пределы только в тех случаях, тогда, когда это разрешено законом.

Напомним, что наша героиня получила от родственницы красивую бумагу, которая называется дарственной. Гражданка была уверена, что с таким документом она стала обладательницей одной трети в квартире. Но так сложилась жизнь, что дальше написания дарственной родственница не пошла. Тогда, спустя годы с этим документом истица отправилась в суд. Она очень хотела, чтобы заманчивые обещания на бумаге превратились наконец в реальность.

В нашем случае, как подчеркнула Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, гражданка, именуя обращение в суд исковым заявлением о регистрации договора дарения, тем не менее просила произвести регистрацию перехода права собственности на недвижимое имущество.

Верховный суд обратил внимание коллег на то, что в процессе рассмотрения этого гражданского дела исковые требования не менялись, не уточнялись и не дополнялись.

Районный суд, когда отказал истице, сослался на разъяснение, данное в постановлении пленумов Верховного и Высшего арбитражного судов (N10/22 от 29 апреля 2010 года). Там речь шла о судебной практике по защите прав собственности. И было сказано следующее — «сторона сделки не имеет права на удовлетворение иска о признании права, основанного на этой сделке, так как соответствующая сделка до ее регистрации не считается заключенной либо действительной в случаях, установленных законом».

Между тем этот же районный суд признал рассматриваемый иск как иск о регистрации договора дарения и своим решением отказал именно в иске о регистрации договора дарения.

Второй суд, областной, тоже признал этот иск иском о регистрации договора дарения, но, описывая его, назвал предъявленные претензии требованием о регистрации перехода прав собственности. Однако при этом он оставил в силе решение районного суда — отказать в регистрации договора дарения.

Теперь разъясним оба решения, точнее переведем их с юридического на обывательский язык.

Проще говоря, случился очень интересный юридический казус — местные суды приняли решение не по тем требованиям, что были предъявлены нашим истцом.

По предъявленным же гражданкой исковым требованиям суды первой и второй инстанций, то есть районный и областной вообще не приняли никакого решения.

В итоге, как указала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, требования о регистрации договора дарения и регистрации перехода прав собственности на недвижимое имущество имеют разные основания и требуют установления разных обстоятельств дела. Именно поэтому Верховному суду пришлось не только объяснить, что произошло, но и оба решения местных судов отменить.

Верховный суд отправил дело о дарственной назад и велел пересмотреть спор по новой, но с учетом своих разъяснений.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...