Пострадает ли имущество супруга при банкротстве юридического лица

Содержание

Совместное банкротство супругов: отсутствие четкого правового регулирования и неоднозначность судебной практики

pathdoc / Shutterstock.com

Как показала практика признания физических лиц несостоятельными, что, напомним, стало возможным с 1 октября 2015 года, далеко не все граждане, формально соответствующие предъявляемым к потенциальным банкротам требованиям (ст. 213.4 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; далее – закон о банкротстве), могут воспользоваться этим правом. Главная причина – существенная величина расходов: по оценкам экспертов, стоимость одной процедуры банкротства гражданина составляет в среднем 70-150 тыс. руб. В связи с этим Минэкономразвития России предлагает 1 ввести упрощенную процедуру банкротства, что позволит признавать несостоятельными даже тех должников, у которых нет необходимых для хотя бы частичного удовлетворения требований кредиторов и оплату самой процедуры банкротства средств.

В то же время при рассмотрении дел о банкротстве физических лиц выявляются и такие проблемные моменты, которые на законодательном уровне пока и вовсе не урегулированы. Один из них – совместное банкротство граждан. Рассмотрим, какими последствиями для должников оборачивается отсутствие такого регулирования.

Существуют ли правовые основания для совместного банкротства граждан?

Если исходить из текста положений закона о банкротстве, посвященных банкротству физических лиц (§ 1.1 гл. X закона о банкротстве), нет: во всех соответствующих статьях говорится о рассмотрении дел о банкротстве отдельных граждан, а не нескольких лиц. Тем не менее суды, в которые супруги-созаемщики нередко обращаются с заявлениями о признании их несостоятельными, отвечают на этот вопрос по-разному.

Ряд судов, учитывая, что заявители имеют общие обязательства перед кредиторами, например по ипотечным, потребительским кредитам и т. д., объединяют дела о банкротстве каждого из супругов в единое производство (решение Арбитражного суда Московской области от 18 января 2016 г. по делу № А41-85634/2015, решение Арбитражного суда Новосибирской области от 9 ноября 2015 г. по делу № А45-20897/2015).

Другие суды принимают прямо противоположные решения – о невозможности совместного банкротства супругов. Так, гражданке И. было отказано в удовлетворении ходатайства об объединении ее дела и дела о признании банкротом ее супруга, поскольку, по мнению судов первой и апелляционной инстанций, она не представила документов, подтверждающих общность этих дел по основаниям возникновения долговых обязательств, кругу кредиторов и имуществу, составляющему конкурсную массу должников. Также И. не обосновала надлежащим образом свое заявление о том, что объединение дел позволит снизить сумму расходов на проведение банкротства и приведет к более быстрому удовлетворению требований кредиторов, добавили суды. Кроме того, они отметили сложность формирования единого реестра требований кредиторов должников, так как на момент подачи ходатайства реестр требований кредиторов гражданина И. уже был закрыт (решение Арбитражного суда Пермского края от 19 декабря 2016 г. по делу № А50-19304/2016, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 2 февраля 2017 г. № 17АП-680/2017-ГК).

Совсем другие выводы легли в основу отказа в принятии единого заявления о признании несостоятельными супругов Н. Суд отметил, что действующее законодательство, в том числе ст. 213.4 закона о банкротстве, определяющая условия, при которых физическое лицо может быть признано банкротом, не допускает множественности лиц на стороне должника, а значит заявление о признании должника банкротом может быть подано только в отношении одного гражданина. Указав, что законом о банкротстве не предусмотрены нормы о регулировании банкротства двух или более должников в рамках одного дела, суд вернул супругам Н. их заявление и подчеркнул, что отказ от его рассмотрения не лишает заявителей права на единоличное обращение в суд с требованием о признании должника банкротом (определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 10 января 2017 г. по делу № А56-91219/2016).

Подавая апелляционную жалобу на данное решение, гражданин Н. отметил, что прецедент совместного банкротства супругов уже существует в судебной практике. Необходимость введения единой процедуры признания несостоятельными его самого и его супруги Н. обосновывает тем, что все их кредитные обязательства возникли в период брака и заемные средства использовались на семейные нужды, а имущество должников, за счет которого могут быть удовлетворены требования кредиторов, общих для обоих супругов, находится в общей совместной собственности. Однако апелляционный суд согласился с позицией суда первой инстанции, отметив, что субъектом в правоотношениях, регулируемых законодательством о банкротстве, является не семья, а каждый из супругов. При этом законом предусмотрена специальная процедура реализации имущества должника, входящего в состав общей совместной собственности, в рамках дела о банкротстве (п. 7 ст. 213.26 закона о банкротстве), напомнил суд. Она предполагает, в частности, что в конкурсную массу включается часть средств от реализации общего имущества супругов, соответствующая доле должника в нем, а оставшаяся часть выплачивается другому супругу. В случае, когда супруги имеют общие обязательства, сначала из причитающихся второму супругу средств производится выплата по этим обязательствам, а потом ему перечисляется остаток. Данная норма также не предусматривает возможности банкротства двух должников в рамках одного дела, поэтому выводы суда первой инстанции правомерны, заключил суд (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 февраля 2017 г. № 13АП-2589/2017).

ВС РФ, куда супруги Н. обратились с кассационной жалобой, пришел к выводу о том, что доводы заявителей основаны на ошибочном толковании положений действующего законодательства, и не нашел оснований не согласиться с выводами нижестоящих судов об отсутствии в действующем законодательстве возможности подачи супругами совместного заявления о банкротстве (определение ВС РФ от 5 мая 2017 г. № 307-ЭС17-4301).

По аналогичным основаниям отказано в проведении единой процедуры банкротства супругам Р. (решение Арбитражного суда Свердловской области от 18 мая 2017 г. по делу № А60-2356/2017).

Таким образом, существующая судебная практика по делам о банкротстве супругов неоднозначна. Однако вынесение указанного выше отказного определения ВС РФ может изменить ее – в сторону недопустимости объединения дел супругов в единое производство, отметили практикующие юристы в ходе всероссийской конференции «Развитие института банкротства в ответ на вызовы современности», состоявшейся в ТПП РФ 30 ноября.

Невозможность совместного банкротства создает, по мнению экспертов, проблемы не только для тех супругов, все долги которых являются общими, – им, по сути, нужно найти средства на две недешевые процедуры банкротства, но и для самих судов. Так, по словам заместителя директора юридического управления Сибирского банка ПАО Сбербанк Юлии Ворониной, у судей нет единого мнения, например, о том, в рамках какого из двух дел должно быть реализовано общее имущество супругов, каким правовым статусом обладает супруг, привлекаемый в дело о банкротстве другого супруга для решения вопросов о реализации имущества, и обязательно ли в принципе его привлечение к такому делу.

Вопросы об установлении общего долга и утверждении порядка продажи общего имущества должников должны решаться в одном деле, но с обязательным привлечением всех участников второго дела, считает доцент кафедры общих проблем гражданского права Российской школы частного права Олег Зайцев. Причем, по его мнению, для этого не нужно вносить никаких изменений в законодательство – возможность рассмотрения дел по такой схеме вытекает из смысла п. 6 ст. 61.16 закона о банкротстве, согласно которому все участники дела о банкротстве лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности в рамках другого дела о банкротстве, могут участвовать в последнем в качестве третьих лиц. Данная норма, как и все общие положения закона о банкротстве, может применяться к отношениям, связанным с банкротством граждан, которые прямо не урегулированы гл. X данного закона (п. 1 ст. 213.1 закона о банкротстве).

Какие проблемы возникают при банкротстве одного из супругов?

Одна из самых главных сложностей при рассмотрении таких дел заключается в правильном определении конкурсной массы. По общему правилу, взыскание по обязательствам одного из супругов может быть обращено на принадлежащее ему имущество, а также на долю в общем имуществе супругов, которая причиталась бы ему при разделе этого имущества (п. 3 ст. 256 ГК, п. 1 ст. 45 Семейного кодекса). Требование о выделе доли с целью обращения на нее взыскания заявляет кредитор, соответствующий спор рассматривается в судебном порядке.

Корреспондирующая норма о том, что в конкурсную массу может включаться доля в общем имуществе гражданина, на которое может быть обращено взыскание, а кредитор вправе предъявлять требование о выделе этой доли, содержится и в п. 4 ст. 213.25 закона о банкротстве. Однако в следующей же статье данного закона, определяющей особенности реализации имущества должника, указано: в конкурсную массу включается не сама доля должника в имуществе, принадлежащем ему и его супругу на праве общей собственности, а соразмерная ей часть вырученных от продажи этого имущества средств (п. 7 ст. 213.26 закона о банкротстве). Данная формулировка дает основания полагать, что в делах о банкротстве общее имущество супругов продается вне зависимости от возможности или невозможности выдела доли должника в натуре, что, по мнению многих экспертов, ущемляет права сособственников, особенно тех, кто уже не состоит в браке с должниками.

Читайте также:  Правоустанавливающие документы на квартиру

При этом в судейском сообществе нет единого мнения о том, в какой суд – общей юрисдикции или арбитражный – кредитор или финансовый управляющий должен обращаться с заявлением о разделе общего имущества супругов или выделе из него доли, принадлежащей должнику. Те, кто считает, что рассмотрение соответствующих дел относится к компетенции судов общей юрисдикции, руководствуются следующими соображениями:

  • категории дел с участием граждан, которые могут рассматриваться арбитражными судами, определены законодательно, к ним относятся в том числе дела о банкротстве (п. 1 ч. 6 ст. 27 АПК РФ). Однако споры о разделе имущества супругов в соответствующий перечень не включены;
  • специальные нормы закона о банкротстве также не содержат указания на то, что связанные с разделом общего имущества супругов споры подведомственны арбитражным судам, значит, при их рассмотрении следует руководствоваться общими нормами процессуального права;
  • по общему правилу все споры, вытекающие из гражданских и семейных отношений, относятся к компетенции судов общей юрисдикции (п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ).

Другие суды, напротив, уверены, что в случае, когда дело о банкротстве должника уже рассматривается, раздел принадлежащего ему и его супругу общего имущества возможен исключительно в рамках этого дела. В обоснование этого вывода они ссылаются на п. 7 ст. 213.26 закона о банкротстве, согласно которому имущество гражданина, принадлежащее ему на праве общей собственности с супругом или бывшим супругом, подлежит реализации в деле о банкротстве (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 мая 2017 г. № 13АП-7978/2017, апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 21 июня 2017 г. по делу № 33-12859/2017, апелляционное определение Новосибирского областного суда от 4 июля 2017 г. по делу № 33-6344/2017). При этом выплату супругу или бывшему супругу должника части денежных средств от реализации общего имущества, равноценной его доле в нем, суды считают достаточной гарантией соблюдения интересов этого лица (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14 июня 2017 г. № Ф04-6873/2016 по делу № А03-22218/2015).

Для устранения возникающих при рассмотрении дел о банкротстве обоих супругов или одного из них проблем экспертное сообщество предлагает реализовать несколько мер. Во-первых, легализовать институт совместного банкротства граждан, дополнив соответствующей нормой закон о банкротстве, что не только исключит возможность принятия противоречащих друг другу судебных решений, но и существенно снизит стоимость процедуры банкротства для многих супругов. Причем более целесообразным может быть закрепление в законодательстве не просто возможности совместного банкротства, а обязанности судов по объединению дел о банкротстве каждого супруга в единое производство, считает руководитель магистерской программы «Правовое регулирование несостоятельности (банкротства)» МГУ имени М.В. Ломоносова Светлана Карелина.

Во-вторых, четко сформулировать особенности реализации совместного имущества супругов. В частности – устранить несоответствие между нормами гражданского и семейного законодательства и законом о банкротстве. При этом в целях соблюдения прав и интересов супруга должника предлагается предоставить ему преимущественное право на выкуп реализуемого в соответствии с п. 7 ст. 213.26 закона о банкротстве общего имущества по цене торгов.

Возможно, законодатель прислушается к мнению практикующих юристов и после рассмотрения уже сформулированной в качестве законопроекта инициативы о введении упрощенной процедуры банкротства обратит внимание на регулирование банкротства супругов.

Супружеский долг: ответит ли жена за мужа-банкрота

Реализация закона о банкротстве физических лиц не только позволяет гражданам освободиться от кредитного рабства и списать имеющиеся задолженности. Но на практике банкротство может затронуть не только самого гражданина, но и членов его семьи. Например, супруги, один из которых был признан банкротом, могут лишиться всего накопленного за долгие годы совместной жизни имущества. Это естественные издержки нового для нашей страны закона, с которыми придется смириться гражданам, намеревающимся начать процедуру личного банкротства.

По общему правилу, супруги не несут ответственности перед кредиторами друг друга, и по обязательствам одного из супругов взыскание обращается на имущество этого супруга (ст. 45 Семейного кодекса РФ). Между тем, в ряде случаев от банкротства страдает и общее имущество семьи. Дело в том, что в соответствии с семейным законодательством в нашей стране действует режим так называемой общей совместной собственности в отношении имущества супругов. К общему имуществу относятся доходы каждого из супругов от трудовой и предпринимательской деятельности, все пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты. Общим являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи и вклады. Причем право на общее имущество принадлежит также супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода.

В соответствии с нормами семейного законодательства взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из супругов, если все, полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи. При недостаточности этого имущества супруги несут по таким обязательствам солидарную ответственность имуществом каждого из них.

Если общее имущество супругов было приобретено или увеличено за счет средств, полученных одним из супругов преступным путем, взыскание может быть обращено соответственно на общее имущество супругов или на его часть. В контексте закона о банкротстве физлиц режим совместной собственности означает буквально то, что на это имущество кредиторами банкрота также может быть обращено взыскание.

Как рассказала Клерк.Ру старший юрист компании «Лорес Консалтинг» Татьяна Атитанова, когда речь идет о банкротстве одного из супругов, необходимо понимать, что совместно нажитое имущество может быть подвергнуто взысканию путем выдела доли из общего имущества.

“По обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга». Но если этого имущества не хватит, кредиторы могут потребовать выдела доли из общего имущества. Общее имущество можно подвергнуть взысканию по общим обязательствам или в том случае, если взятое по обязательствам одним супругом было использовано на нужды семьи”, — поясняет Атитанова.

По ее словам, конкретный порядок действий кредиторов и финансового управляющего будет зависеть от того, на ком из супругов числится имущество. Так, если имущество закреплено за самим должником, тогда такое имущество будет реализовано по общим правилам, установленным Законом о банкротстве. При этом супруг должника, в том числе и бывший, вправе будет участвовать в деле о банкротстве при рассмотрении всех вопросов, связанных с реализацией общего имущества. Это имеет практическое значение, поскольку после продажи имущества супруг получит причитающуюся ему долю, а остальная часть будет включена в конкурсную массу.

Гораздо сложнее для кредиторов будет выглядеть ситуация, когда общее имущество юридически оформлено не на должника, а на его супруга. В этом случае в конкурсную массу включается имущество гражданина, составляющее его долю в общем имуществе.

“Здесь уже потребуется выделять долю гражданина в общем имуществе для обращения на нее взыскания. А это самостоятельный судебный процесс. Закон о банкротстве определил, что с таким требованием в суд может обратиться любой кредитор должника. Причем за выделом доли должника кредитору придется идти в районный (городской) суд по месту жительства супруга. Кроме того, в отношении общего имущества супругов будет действовать общее правило об исключении из конкурной массы имущества, на которое не может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским процессуальным, например, единственного жилья”, — поясняет Ольга Попова.

  • единственное жилье,
  • земельный участок, на котором располагается это жилье,
  • предметы обычной домашней обстановки и обихода,
  • вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и т.п.), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши,
  • имущество, необходимое для профессиональных занятий гражданина-должника.

Однако, в отношении всего прочего имущества законодательство ничего подобного не гарантирует. При таких обстоятельствах перед потенциальными банкротами и членами их семей остро встает вопрос об обеспечении сохранности общего имущества. В настоящее время закон предоставляет гражданам сразу несколько возможных путей решения этой проблемы.

Во-первых, это изменение режима общей совместной собственности. Это осуществляется путем заключения специального письменного соглашения. В частности, договора купли-продажи. При этом следует помнить, что данное соглашение в ряде случаев может показаться кредиторам и управляющему крайне подозрительным, и быть оспорено в судебном порядке.

“Риски лишиться имущества, безусловно, есть. Неясным остается вопрос, нужно ли выделять доли супругов в их имуществе перед его реализацией или нет. С одной стороны, реализовывать доли может быть не так выгодно, как реализовывать имущество целиком. Но, с другой стороны, возможно супруг-не банкрот не хочет лишаться своего имущества, в частности, своей доли в нем и он не против того, что вторая доля будет кому-то продана. Для сохранности имущества можно предложить поменять режим совместной собственности на раздельную. Однако, следует помнить, что такие сделки (например, дарение, соглашение о разделе имущества), заключенные перед банкротством, могут быть оспорены”, — отмечает адвокат коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры» Анастасия Расторгуева.

Брачный договор может быть заключен как до государственной регистрации заключения брака, так и в любое время в период брака. И если первый случай – уже вполне распространенный и вопросов к нему ни у кого не возникает, то договор, заключенный во время брака, опять же, может привлечь пристальное внимание кредиторов. Например, при заключении супругом-должником брачного договора, согласно которому все имущество передается в собственность второму супругу, не являющемуся должником.

Читайте также:  Если кабана сбил надо ли вызывать дпс

В связи с этим Семейный кодекс дополнительно защищает права кредиторов, закрепляя ряд ограничений на заключение брачного контракта. О тонкостях данной сделки применительно к процедуре банкротства физического лица Клерк.Ру рассказал юрист Московской коллегии адвокатов «Горелик и партнеры» Иван Тимофеев.

“Супруг-должник обязан уведомлять своего кредитора о заключении, изменении, расторжении брачного договора. При невыполнении этой обязанности должник отвечает по обязательствам независимо от содержания брачного договора. Кредитор (кредиторы) супруга-должника вправе требовать изменения условий или расторжения заключенного между ними договора в связи с существенно изменившимися обстоятельствами, — пояснил Тимофеев. — На практике часто супруг-должник не уведомляет кредитора о заключении брачного договора. Поэтому в результате судебного разбирательства по долгам такого супруга взыскание обращается на всю долю в общем имуществе супругов, независимо от содержания брачного договора”.

Продажа совместного имущества в случае банкротства одного из супругов

Зачастую несостоятельность физических лиц касается не только самого неплатежеспособного гражданина, но и его близких людей. Развод и раздел имущества при банкротстве супруга осуществляются по особой процедуре, которая требует дополнительных действий со стороны жены или мужа займодавца.

Общее имущество супругов при несостоятельности гражданина

В соответствии со ст. 45 СК РФ мужчина и женщина, пребывающие в браке, не несут ответственности по долгам друг друга, пока у заемщика достаточно денег на исполнение своих обязательств. Когда личные средства неплательщика заканчиваются, взыскание может быть обращено на совместную собственность, нажитую в семье.

Имущество супруги при банкротстве мужа не будет истребовано до момента, пока у мужчины достаточно денег.

Специфика процедуры признания граждан несостоятельными в том, что обращение в суд и происходит потому, что средств на погашение долга у физического лица, в том числе индивидуального предпринимателя, не хватает. То есть, так или иначе жене следует быть готовой к тому, что совместная собственность будет включена в конкурсную массу. Аналогичный вывод можно также сделать из п. 7 ст. 213.26 Закона № 127-ФЗ.

Самые важные вопросы, которые следует решить в процессе судебного разбирательства: учитывается ли имущество жены при банкротстве супруга в конкурсную массу и какие материальные ценности считать при этом общими?

В соответствии с положениями Гражданского кодекса, совместной собственностью считаются все движимые вещи и недвижимость, приобретенные в период брака, независимо от того, кто записан их владельцем.

Имущество, которое не признается общим:

  • подарок или наследство, полученное мужем или женой;
  • материальные ценности, определенные как принадлежащие только мужчине или женщине на основании согласия сторон, удостоверенного нотариусом;
  • вещи индивидуального пользования, кроме драгоценностей;
  • приобретения, произведенные до вступления в брак.

Таким образом, практически все вещи мужа и жены могут попасть в конкурсную массу.

Что будет с общим имуществом при процедуре банкротства

Длительное время считалось, что, если один супруг банкротится, его муж или жена не участвует в процессе. Но сейчас законодатель считает иначе. Согласно п. 7 ст. 213.26 Закона № 127-ФЗ совместная собственность семейной четы включается в конкурсную массу и подлежит реализации.

Часть вырученных денег, принадлежащая должнику, идет на погашение долга. Другая же доля возвращается платежеспособному супругу.

В том случае, если жена-банкрот, последствия для мужа могут быть следующими:

  1. Супруги вместе взяли банковский кредит или другой заем. В ходе судебного процесса реализуется общее имущество семейной пары. Часть денег жены идет на погашение долга. Если средств недостаточно, муж добавляет свою долю в счет исполнения обязательства.
  2. Супруги раздельно взяли кредит или иной заем, например, после расторжения брака. Если одного из них признают несостоятельным, второй не обязан участвовать в погашении долга. Он вправе истребовать деньги после продажи имущества с торгов путем предъявления иска о разделе собственности. Сделать это можно и в период существования брака.

Нелишним будет разобраться, как бывшему или нынешнему платежеспособному супругу забрать собственные деньги и не отвечать по долгам второй половинки. Для этого необходимо во время судебного процесса о банкротстве обратиться в районный суд с иском о разделе имущества. Инициировать процедуру может и финансовый управляющий с целью формирования конкурсной массы, так как именно он ведет имущественный учет и отвечает за удовлетворение требований займодавцев.

Иногда бывшие супруги думают, что, если они успели развестись до рассмотрения дела о банкротстве, их совместное имущество не смогут отобрать. Это не так. Пока не получено решение суда о разделе собственности, она считается общей.

К сожалению, дополнительный судебный процесс только усложняет ситуацию. На практике вернуть свои средства непросто. Проблема в длительности производства о разделе имущества.

Другие способы спасти имущество платежеспособного супруга

Совместно нажитое имущество супругов при банкротстве одного из супругов выделяется в личную собственность следующими способами:

  1. Путем заключения контракта о разделении материальных ценностей между мужем и женой. Реально ли спасти имущество? На практике составление брачного договора и процесс банкротства супруга очень подозрительно выглядят для финансового управляющего. К тому же об оформлении такого документа необходимо заблаговременно информировать кредитора, а это требование часто игнорируется.
  2. Путем продажи имущества третьим лицам.
  3. Путем заключения иных сделок между собой или с иными гражданами.

Хотя такие способы освобождения от общей супружеской собственности вполне законны, мужу и жене необходимо помнить о том, что финансовый управляющий в ходе своей деятельности будет проверять махинации с имуществом неплатежеспособного лица. Все сделки, которые осуществлялись на протяжении 3 лет до начала судебной процедуры, могут быть оспорены.

Из сказанного следует, что интересы кредиторов настолько защищены законом, что супругам придется, скорее всего, расстаться с совместным имуществом.

Какое имущество подлежит реализации

Продано будет все имущество, которое пребывает в собственности должника. Если финансовый управляющий определит, что его недостаточно для исполнения обязанностей перед кредиторами, он включает в конкурсную массу общие материальные ценности супругов. Арестовать и продать нельзя следующее имущество:

  • жилые помещения, единственно возможные для проживания банкрота и его семьи (кроме залоговой недвижимости);
  • земельные наделы, на которых построено единственное жилье заемщика;
  • предметы домашнего обихода;
  • животных и сельскохозяйственную продукцию, не использующиеся для получения дохода;
  • продукты питания и небольшую денежную сумму на текущие расходы;
  • средства передвижения инвалида;
  • награды и призы;
  • топливо.

Могут ли супруги обанкротиться вместе

Обязательства мужа и жены часто бывают совместными. Поэтому не исключена ситуация одновременного банкротства. Некоторые юристы настаивают, что это достаточно удобный механизм объявления о своей неплатежеспособности. Его преимуществом является экономия средств на финансового управляющего, ведь работать будет один специалист, а не два.

При одновременном банкротстве составляется один реестр требований кредиторов, существует единая очередность удовлетворения притязаний займодавцев, в случае нехватки имущества, списываются все долги супругов.

Если мужу и жене есть что терять, но неплатежеспособность неизбежна, можно попробовать одну из схем:

  1. Осуществить сделку с отчуждением основной собственности близкому человеку (лучше не родственнику). Сумма в договоре сторон должна быть рыночная, хотя соглашение по сути может быть фиктивным, без передачи денег. В это время нужно погашать исправно задолженность.
  2. Подождать некоторое время. Достаточно полгода-год. При этом желательно долг выплачивать.
  3. Заявить о своей несостоятельности.
  4. Оставшееся имущество будет реализовано. Долги списаны.

Существует немало причины, почему специалисты настаивают на этой схеме. Пока супруги погашают исправно долги, их сделки оспорить очень сложно. Общего имущества у мужа и жены не будет. Таким образом, они останутся при собственности (якобы проданной), их признают несостоятельными, долгов после процедуры банкротства не останется.

Какое совместно нажитое имущество может быть продано при банкротстве одного из супругов, смотрите далее:

Внимание! В связи с последними изменениями в законодательстве, юридическая информация в данной статьей могла устареть!

Наш юрист может бесплатно Вас проконсультировать — напишите вопрос в форме ниже:

Как супругам уберечь имущество при банкротстве одного из них

Вопреки стереотипам банкротами становятся в том числе вполне успешные люди. В зону риска могут попасть, например, топ-менеджеры крупных компаний, которых привлекают к субсидиарной ответственности при банкротстве обществ, которыми они управляют. В подобных ситуациях наличие проблем у одного из супругов может поставить под риск имущество всей семьи.

Зачастую, оказавшись в сложной ситуации, муж и жена пытаются спасти семейное имущество, передав его от должника другому супругу (например, по брачному договору). Иногда они даже формально расторгают брак и делят имущество в суде. Далее мы рассмотрим возможности использования институтов семейного права в таких ситуациях.

Брачный договор

Супруги могут отойти от режима совместной собственности, заключив брачный договор и определив в нем, какие активы кому из них будут принадлежать. Довольно часто выбирается именно такой вариант защиты активов семьи. Какие здесь могут быть подводные камни?

Супруги обязаны уведомить своих кредиторов, в том числе о заключении брачного договора. В противном случае супруг-должник не вправе ссылаться на него. Также Верховный суд (ч. 3 п. 9 Постановления пленума от 25.12.2018 N 48) при обобщении судебной практики отметил, что кредитор не связан с изменением режима имущества супругов, если долги перед ним возникли до заключения брачного договора. Это значит, что переписанные на другого супруга активы в таком случае все же попадают в зону риска и на них может быть обращено взыскание.

Даже если супруги предупредят кредиторов о наличии брачного договора, при его составлении им следует учитывать возможные требования кредиторов и избегать существенной диспропорции долей разделенного имущества. Они могут обменяться какими-то активами, но принцип соразмерности долей должен быть соблюден. В противном случае переписывание всех активов на второго супруга может быть легко оспорено кредиторами.

Читайте также:  Написат ходатайство по ст 333 гк рф

Можно ли заявить, что брачный договор никоим образом не спасает активы второго добросовестного супруга от кредиторов супруга-должника? Мы полагаем, что это не вполне так. Брачный договор прежде всего нацелен на урегулирование имущественных отношений между супругами, а не на решение проблем с кредиторами. При правильной и своевременной подготовке и заключении такого договора он может послужить сохранению части активов.

Поговорка гласит, что сани необходимо готовить летом. Разрабатывать брачный договор, который среди прочего позволит защитить имущество и сохранить его в том числе для будущих поколений, тоже необходимо задолго до наступления «холодов». Риск оспаривания договора, составленного, например, при заключении брака, ниже по сравнению с оспариванием договора, заключенного накануне банкротства, поскольку кредитору придется дополнительно доказывать ряд обстоятельств. Отметим, что своевременно составленный брачный договор может отступать от принципа равенства долей в разумных пределах без дополнительных рисков для имущества семьи.

Соглашение о разделе имущества

Если брачный договор устанавливает имущественный режим в отношении не только активов, которыми супруги уже владеют, но и тех, что семья приобретет в будущем, то соглашение о разделе применяется лишь к имуществу, которым супруги владеют на момент его заключения.

В целом к соглашению о разделе имущества по сути применяются те же принципы, что и к брачному договору.

Раздел имущества в суде

Еще одна возможность изменить режим собственности в отношении семейных активов – раздел имущества в суде (например, при расторжении брака). Как показывает практика, к такой опции граждане время от времени прибегают в том числе в надежде обезопасить имущество от требований кредиторов.

Казалось бы, брак расторгнут, имущество поделено и его часть осталась в сохранности у бывшего супруга. Однако Верховный суд в вышеназванном постановлении указал, что теперь могут быть оспорены не только соглашения о разделе имущества, но и решения суда о разделе, если они нарушают права и законные интересы кредиторов. Ранее такое обжалование было чрезвычайно затруднительно.

Какие еще есть возможности у супругов?

Помимо уже отмеченных институтов семейного права супруги в целях поддержки семьи и регулирования имущественных отношений могут обратить внимание на иностранные механизмы, например, дискреционные трасты и частные (семейные) фонды.

Более того, с учетом роста числа международных браков использование таких структур в определенных случаях может быть даже более целесообразным по сравнению с иными инструментами. При этом нельзя исключать риска оспаривания иностранных механизмов за рубежом, в частности, в случае недобросовестных действий учредителей при создании таких структур и передаче активов в них.

Кроме того, с учетом начавшегося автоматического обмена налоговой информацией и общего повышения прозрачности владения активами в мире к таким структурам в будущем будут присматриваться внимательнее, чтобы понять, не были ли нарушены интересы, например кредиторов, при их создании и передаче активов. В этой связи мы опять возвращаемся к вопросу о своевременности их учреждения.

Поэтому если супруги (или один из супругов) планируют создать иностранные структуры, нужно подумать над такими важными вопросами, как перевод в них активов, управление и контроль, планирование преемственности, наличие требований кредиторов супругов, а также налоговые и иные аспекты.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Верховный суд рассказал, где делить имущество супругов, если один из них банкрот

Андрей Портиков* задолжал АО «Россельхозбанк» деньги, в связи с чем суд признал его банкротом и ввел процедуру реализации имущества. После этого его супруга Нина* решила разделить совместно нажитое имущество. Она обратилась к мужу, но получила отказ. Тогда Нина подала в суд иск, в котором просила разделить совместно нажитое имущество и признать право собственности на ее долю. Общих несовершеннолетних детей, как и общих долгов, у них нет. Михайловский районный суд Рязанской области производство по ее заявлению прекратил, Рязанский областной суд с ним согласился. Они указали: закон не допускает рассмотрения судом общей юрисдикции дела о разделе имущества между супругами после признания гражданина банкротом; при этом второй супруг может получить свою долю из общей собственности только в виде денег, вырученных от реализации совместно нажитого имущества. Суды исходили из того, что разрешение заявленных Ниной требований возможно лишь путём её участия в деле о банкротстве в качестве кредитора.

Тогда Нина обратилась с аналогичными требованиями в Арбитражный суд Рязанской области. Но там ее заявление вернули, указав на отсутствие права участвовать в деле о банкротстве супруга. Заявительнице предложили пойти за разделом совместно нажитого имущества в суд общей юрисдикции. 20-й ААС с этим согласился и пояснил: в ходе процедуры банкротства супруг должника вправе в общем порядке обратиться в суд общей юрисдикции с иском о разделе общего имущества супругов и выделении имущества, причитающегося на долю этого супруга, либо потребовать признания права общей собственности на указанное имущество. Если иск супруга о разделе общего имущества рассматривается после продажи имущества в ходе конкурсного производства, вырученные от продажи имущества средства учитываются при определении долей супругов (№ А54-1301/2016).

ИСТЕЦ: Нина Портикова*

ОТВЕТЧИК: Андрей Портиков*

СУТЬ СПОРА: О разделе совместно нажитого имущества и признании права собственности на долю в совместно нажитом имуществе при банкротстве одного из супругов

РЕШЕНИЕ СУДА: Определения нижестоящих судов отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции

После таких противоречивых ответов Нина решила обжаловать акты судов общей юрисдикции в Верховном суде. Тот указал: подведомственность дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами определяется с учётом характера спорных правоотношений и их субъектного состава. Учитывая, что специальными нормами закона о банкротстве прямо не предусмотрено рассмотрение арбитражными судами споров, связанных с разделом общего имущества супругов, следует руководствоваться нормами гражданского процессуального права. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК, к компетенции судов общей юрисдикции относятся в том числе исковые дела по спорам, возникающим из семейных правоотношений, как у Портиковых. ВС решил: возбуждение процедуры банкротства гражданина не означает, что все споры, связанные с формированием конкурсной массы, подлежат рассмотрению арбитражными судами. Иск Нины заявлен не в рамках требований в качестве кредитора по вопросам, связанным с реализацией общего имущества, а основан на положениях гражданского и семейного законодательства. При таких обстоятельствах, считает ВС, нижестоящие суды не имели законных оснований для прекращения производства по делу в связи с его неподведомственностью. Поэтому ВС отменил ранее вынесенные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ б-КП 8-1).

Мнения экспертов относительно этого решения разошлись. «ВС вполне обоснованно отменил судебные акты нижестоящих инстанций и разъяснил, что раздел имущества с участием стороны-банкрота производится на общих основаниях. Раздел совместного имущества – это защита прав и интересов супруга, а банкротные процедуры – защита прав и интересов кредиторов супруга-должника», – отметил руководитель проектов АБ «S&K Вертикаль» Игорь Запольский. «Подход ВС согласуется с разъяснениями Пленума ВАС № 51, сделанными еще в 2011 году в отношении раздела нажитого в браке имущества индивидуальных предпринимателей, находящихся в банкротстве. Я надеюсь, определение ВС выправит практику судов общей юрисдикции, которые до сих пор зачастую отказываются рассматривать иски о разделе нажитого в браке имущества граждан, в отношении которых ведется дело о банкротстве», – сообщила юрист «ФБК Право» Анастасия Суворова.

Другие эксперты считают иначе. «Без сомнения, стремление защитить заявительницу, которой до этого все суды отказали в праве на защиту, делает ВС честь. Вместе с тем наделение суда общей юрисдикции компетенцией раздела имущества супругов параллельно с производством дела о банкротстве в отношении одного из супругов нарушает основное начало конкурсного процесса – принцип универсальности. Согласно этому принципу, дело о банкротстве имеет универсальный характер и поглощает все иные споры в отношении имущества, которое входит в конкурсную массу. Позволив супругам заниматься разделом общего имущества в суде общей юрисдикции, ВС заложил бомбу замедленного действия под институт банкротства физических лиц в России. При таком подходе нельзя исключать вынесение судами различных судебных актов: суд общей юрисдикции теперь может заниматься разделом имущества супругов, игнорируя интересы кредиторов конкурсной массы, а арбитражный суд не лишен возможности разрешить спор об имуществе банкрота без учета интереса супруга. Разрушив принцип универсальности через допущение параллельных судебных разбирательств, ВС предоставил должнику лазейку для вывода имущества из конкурсной массы через возбуждение спора о разделе супружеской собственности», – отметил партнер юрфирмы MGP Lawyers Денис Быканов. «ВС указал, что возбуждение процедуры банкротства в отношении гражданина не означает рассмотрение любых споров, связанных с формированием конкурсной массы, арбитражными судами. Этот вывод входит в определенное противоречие с ранее сложившейся судебной практикой арбитражных судов, в том числе с тенденцией самого ВС (№ 305-ЭС17-12763)», – заявила управляющий партнер «Тиллинг Петерс» Оксана Петерс. Она также отметила: «Отказывая в рассмотрении дела по существу, суды общей юрисдикции не учли сложившуюся практику российских судов и ЕСПЧ о том, что отказ обеих ветвей судебной власти лишает лицо права на судебную защиту (№ А40-59243/12-6-553, от 29.05.2012 № 17607/11 по делу № А40-82386/10-23-697, № А19-11023/07-27). В аналогичных случаях арбитражные суды, как правило, устраняют ошибку суда первой инстанции уже на стадии апелляционного обжалования (№ А40-66085/2015)».

* имя и фамилия изменены редакцией

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...